Ուրբաթ, Դեկտեմբերի 15, 2017

Ազատ ամբիոն

Апрельская война и неадекватность внешней политики Армении

В армянском обществе вот уже на протяжении более чем полутора лет после прошедшей апрельской войны в Арцахе не стихают обсуждения результатов агрессии как по военной составляющей конфликта, так и по политической. Эта война наглядно продемонстрировала преступные просчеты прежде всего в военной сфере. Налицо вскрылись обман и коррупция в армейских структурах. И до войны общественность поднимала вопросы коррупции в армии, царящей дедовщине и постоянных убийствах и самоубийствах наших солдат. Однако четырехдневная война позволила полностью вскрыть эти застаревшие проблемы. Особенно это обострилось после наглядного провала постоянных победных реляций о том, что наша армия самая боеспособная и сильная в регионе. С этим не надо отождествлять героизм наших рядовых солдат на передовой.  То же самое можно сказать и про внешнеполитическую и внутриполитическую составляющую последствий этой войны. Во внутриполитической жизни апогеем стал вооруженный захват полка ППС, как следствие неадекватного управления страной, плюс арцахская проблема. Эта война вскрыла и инфантильность внешнеполитической деятельности армянского государства в сфере защиты не только своих государственных интересов на внешней арене, но и самоопределившегося Арцаха, интересы которого Армения защищает, добровольно взвалив на себя эти обязанности и согласившись вытеснить Арцах из переговорного процесса вообще. Целью этой работы является краткое воссоздание общей картины развития событий, во главе угла которых стоит апрельская война 2016 года в Арцахе.

 

Геополитическая картина региона Южного Кавказа

Прежде, чем обратиться к истокам начала военных действий в четырехдневной войне, рассмотрим геополитическую картину региона Южного Кавказа за последние два года. За это время в связи с динамикой развития процессов на Ближнем Востоке, Южный Кавказ приобрел важное значение для крупных игроков в регионе. Территориально он непосредственно соседствует с Турцией и Ираном, которые, несомненно, в своих интересах стараются играть собственную роль одного из важнейших акторов региона.  Война в Сирии вынесла курдский вопрос на передний план и эта проблема может в корне изменить весь Ближний Восток. Уже после референдума в Иракском Курдистане этот фактор стал серьезной головной болью для Турции, Ирана, Сирии и Ирака. В Турции и в Иране компактно проживают курды в непосредственном соседстве с Южным Кавказом. Поэтому соперничество между Россией, США и Европой с одной стороны, Турции и Ирана с другой  за сферы влияния в этом регионе все более обострилось.  Однако рассматривать Южный Кавказ как одно целое было бы неправильно. Южный Кавказ совершенно разнороден. У Армении, Азербайджана и Грузии собственные национальные интересы совершенно различны. Поэтому со всеми тремя государствами вышеперечисленным игрокам приходится работать в отдельности. И вот здесь проблема Арцаха приобретает первостепенное значение как самый весомый фактор в борьбе за сферы влияния, поскольку только он, хоть и не признан никем,  теоретически имеет право решающего голоса в формировании геополитического поля Южного Кавказа. В чем его преимущество? Он защищает свою Конституцию и государственность собственной армией, которая приобрела опыт в начале девяностых годов прошлого столетия. Никаких внешних вооруженных сил на его территории нет. Однако как только они появятся, Арцах потеряет свое значение самостоятельного геополитического игрока кавказского региона. Это понимают все. Более того, если Арцах будет кем-то завоеван мирным или военным путем, то тот, кто его завоюет, будет уже  распоряжаться всем Кавказом в своих интересах. Такова была ситуация до начала четырехдневной войны в апреле 2016 года.

Были ли предпосылки к началу военных действий? Какие дивиденды и кому могла привести эта война и как результаты военных действий используются сейчас? Экспертное сообщество в Армении до начала военных действий в основном отрицало подобное развитие событий, ссылаясь на то, что в этом случае Азербайджан получит неадекватный ответ. В это верили, несмотря на активную милитаризацию Азербайджана, который активно закупал вооружения в России и Израиле, причем в Израиле современное и высокотехнологичное - дроны. В такой постановке вопроса как власти, так и оппозиция были едины. Однако постоянное наращивание Азербайджаном военной техники говорило о том, что когда-нибудь эта техника может выстрелить. С другой стороны, Азербайджан до начала войны постоянно упрекал Минскую группу "ее нежеланием урегулировать конфликт" так, как хочет этого Азербайджан. У Минской группы в повестке дня после 2007 года  всегда стояли Мадридские принципы урегулирования в различных его модификациях, но с тем же смыслом, с которыми была согласна Армения в лице президента и членов АНК во главе с первым президентом Армении. В своих выступлениях нынешний президент Армении заявлял, что Армения согласна сдать территории в обмен на статус, хотя по Мадридским принципам статус Арцаха в этом случае становился каким-то промежуточным и полностью неопределенным, а также не были четко прочерчены гарантии безопасности населения, проживающего там. Однако с этим всегда была  не согласна подавляющая часть армянского общества, считающего, что Мадридские принципы это односторонние уступки Азербайджану и в дальнейшем решение карабахского вопроса согласно Мадридских принципов чревато полной потерей государственности третьей республики.  Тем не менее, президент Армении Серж Саргсян в этом вопросе применяет примерно следующую политику. Он перманентно старается готовить армянское общество к "болезненной" процедуре сдачи территорий, убеждая его в том, что в противном случае неминуемо будет война, и поскольку азербайджанская армия вооружена до зубов, а в Армении "оружие восьмидесятых годов прошлого столетия", они все равно победят нас, поэтому надо сдаваться, пока и территорию НКР они не отобрали силой. Тем более, что этого хотят и международные структуры. То есть, практически судьбу Арцаха армянское руководство вложило в руки международных посредников в лице Минской группы,  у которых есть свои непосредственные интересы в Южном Кавказе. Правда, чтобы подсластить пилюлю, президент в свое время заявил, что если Азербайджан начнет войну, Армения признает независимость Карабаха.

Азербайджан не принимал и сейчас не принимает вообще Мадридские принципы, ибо, по его мнению, весь Арцах должен быть в составе Азербайджана. И не только Арцах, а и вся Армения, которая "исторически всегда была азербайджанской территорией".  Эта позиция официального Баку, которая постоянно озвучивается президентом Алиевым. Насчет "всей Армении" планка специально завышается, чтобы армяне, испугавшись таких угроз, уступили бы в обмен на мир хотя бы территорию Арцаха (без Армении). Однако такие постоянные максималистские требования по решению карабахской проблемы значительно усложнили позицию президента Азербайджана  Ильхама Алиева перед своим народом. Повсеместно пропагандируя ненависть ко всему армянскому, героизируя убийц, которые отрезают армянам головы или убивают их спящими, Алиев тем самым поставил себя в трудное положение. Как он может согласиться с Мадридскими принципами, если он изначально закрепил за собой юридическое право на всю территорию Арцаха[1], потратил столько денег на вооружения, подкупил европейскую элиту с помощью икорной дипломатии и имеет столь мощного союзника в регионе как Турция. Народ, оболваненный непримиримой злобой к армянам, просто его не поймет, а это будет стоить ему потерей вечного трона его и его семьи. Поэтому, чтобы держать в напряжении регион, Азербайджан перманентно снайперским огнем убивает армянских солдат на линии соприкосновения, проводит различные диверсии и это ему сходит с рук, поскольку в таких случаях международные структуры всегда ставят знак равенства, обвиняя в этом как азербайджанскую сторону, так и армянскую. Особенно усиливаются такие его диверсии перед официальными встречами Алиева в России, Европе и США по карабахскому вопросу. Таким образом Азербайджан старается дать понять международному сообществу, что его абсолютно не устраивает статус-кво в регионе и что такая его политика будет продолжаться и впредь, тем более, что право на военные действия против мирного населения Арцаха дала ему Армения, признав еще в девяностых годах прошлого столетия территориальную целостность Азербайджана. С другой стороны, политика вооруженных провокаций спускает пар напряжения в азербайджанском обществе, поскольку для подтверждения своих перманентных заявлений об уничтожении армян, народу нужно "хлеба и зрелищ". Насчет хлеба это невозможно, поскольку основная масса денег уходит на закупку вооружений, а остальная масса − в карман семьи и приближенных к семье Алиевых. А зрелищ  −  пожалуйста. Но в определенный момент Алиев понимает, что "зрелища" такого уровня уже не в состоянии проводить вышеуказанную политику. Азербайджану нужно нечто большее − пусть микроскопически маленькая, но реальная военная победа в противостоянии с армянской стороной. Однако для такой победы нужен блицкриг. А без позволения влиятельных государств Азербайджан эту войну никогда не начнет, сколько бы у него вооружений ни было.

Позиция России предельно ясна. Защищая свои национальные интересы, Россия в регионе Кавказа проводит классическую политику кнута и пряника. Она не желает потерять Кавказ, как потеряла Прибалтику. Грузия на Кавказе для нее наглядный пример. Хотя Грузия потеряла  значительную часть своих территорий - Абхазия и Южная Осетия, ей все же удалось вытеснить со своей территории все российские военные базы и обратить свои взоры к Европе. Армения полностью находится в подчинении России, здесь никаких сомнений быть не может и поэтому в этом вопросе Россия абсолютно спокойна. Однако ее политика и ее поведение здесь привело к тому, что если в начале двухтысячных 85% населения в Армении было пророссийским, то сейчас этот процент значительно изменился не в лучшую для России сторону. Азербайджан, хоть и вывел со своей территории российскую военную базу в Габале, но у него тяжелейшая проблема Арцаха, решение которой он не представляет себе без участия России. И в Армении, и в Азербайджане считают, что ключи к решению карабахской проблемы находятся в руках России. Что в этом вопросе могут быть и другие варианты, ни в Армении, ни в Азербайджане этого не понимают. Тем более, что в Армении власти не представляют себе, что можно вырваться из оков Минской группы, признав суверенитет Арцаха и право народа Арцаха на самоопределение, тем самым вообще изменить формат переговоров. Более того, независимость Арцаха уже признали восемь штатов США (среди них один из важнейших - Калифорния) и главный штат Австралии.

Главная цель России на данном этапе это ввод  российских миротворческих вооруженных сил в Арцах. Подтверждая это, известный российский политолог Станислав Тарасов приводит слова  азербайджанского политолога, руководителя аналитического центра «Атлас» Эльхана Шахиноглу, ссылаясь на полученную из «вызывающих доверие источников информацию». Согласно ему, в канун встречи в Сочи глав России и Турции Москва якобы подготовила «три условия» урегулирования нагорно-карабахского конфликта − вхождение Азербайджана в ЕАЭС и ОДКБ, размещение в Карабахе российских миротворческих сил и освобождение пяти районов вокруг Нагорного Карабаха[2]. Если это ей удастся, то НКР будет ни азербайджанским, ни армянским. В этом случае НКР будет принадлежать России. В итоге весь Южный Кавказ (включая Грузию) будет контролировать только Россия.  У России в этом регионе исторически главный соперник - Турция, что намного важней для нее. Еще со времен Петра Первого Россия решала свои вопросы с Турцией за счет армян[3]. К этому же она стремится и сейчас, когда развалился Советский Союз и на карте официально появились три государства, влияние на которых стараются обеспечить себе как Турция, так и Россия. Единственной преградой для России по решению своих задач в регионе является Арцах.

Европа и США стараются ограничить влияние России на юге. И хотя Россия всегда ведет свою политику, по официальным заявлениям позиция европейских структур, сопредседателей Минской группы (России, США и Франции) в этом вопросе едина. Карабахский конфликт должен быть решен мирным путем без применения оружия при взаимных уступках сторон. Уже более четверти века они работают в этом ключе, совершенно не вдаваясь в исторические причины образования данного конфликта. Они не представляют себе другое решение этой проблемы, признав юридическое право народа Арцаха на самоопределение, который после развала СССР безукоризненно в рамках правового поля, согласно конституции СССР вышел из состава Азербайджанской ССР и провозгласил свой суверенитет. Совершенно очевидно, что арцахская проблема вышла из сугубо локального местного этнического конфликта и приобрела весомое значение как важнейший фактор нового  формирования Большого Ближнего Востока.  Вот примерно такая ситуация была до начала военных действий 2 апреля 2016 года.

Продолжение следует...

Карапет Каленчян

 

[1] К.Каленчян. Истоки формирования статус-кво Арцаха и возможности его изменения http://acnis.am/site/hy/activity/articles/476-230317

[2]https://regnum.ru/news/polit/2344263.html

[3] Лавров вернул письмо Сержу Саргсяну. Lragir 21.11.2017. http://www.lragir.am/index/rus/0/comments/view/59515

Ռազմավարական եւ ազգային հետազոտությունների հայկական կենտրոն

ՀՀ, Երևան 0033, Երզնկյան 75

Հեռ.՝

+374 10 528780 / 274818

Էլ. փոստ՝

info@acnis.am

Վեբկայք՝

www.acnis.am