19.11.2019

Аналитика

Разговор по проблеме Арцаха: нечего отвечать за чужие грехи

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Недавнее интервью министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна в формате HardTalk на BBC вновь актуализовала тему международной дипломатии по проблеме Нагорного Карабаха. В первую очередь, проявился факт широких разногласий в оценках сути конфликтной ситуации. Многие обвинили министра в неспособности раскрыть суть карабахского конфликта. Доля истины в этом есть: власти Армении уже четверть века на различных международных аренах "проглатывают" многочисленные обвинения в нарушении норм международного права в свой адрес. Мнацаканян не исключение. А причина такой позиции армянских властей вполне тривиальна: слишком поверхностно воспринимается смысл международного права. Касательно проблемы Нагорного Карабаха никогда не имелось рационального понимания своих прав - изначально, еще с 1994 года, считалось, что наши действия противоречат международному праву и позиции международного сообщества. В первую очередь, это касается территориальной составляющей конфликтной ситуации. Логичной и понятной концепции своих прав на территорию нынешней Республики Арцах не было сформулировано. Да и вообще, феномен права так и не был осмыслен в качестве механизма аргументации своей позиции.

Такое положение дел дало возможность Азербайджану и его сторонникам без устали твердить о своем праве на законное применение силы против Арцаха. А Армении осталось только оправдываться, вооружившись аргументом о защите безопасности населения Арцаха. Естественно, периодически, находятся те, кто прямо обвиняет Армению в нарушении международного права. Идея о том, что свою переговорную платформу и разговор с международным сообществом надо выстроить на жестком обвинении Азербайджана в грубом нарушении своих международных обязательств с самого начала войны в Нагорном Карабахе в 1992 году, никак не приходит в голову ответственных лиц Армении. И дело вовсе не в нарушениях Азербайджаном прав армянского населения - дело в конкретном нарушении обязательств, приведших к образованию нынешнего статус-кво в Арцахе.

Республика Арцах в нынешних границах является прямым следствием отказа Азербайджана выполнить взятые на себя международные обязательства. Соответственно, никаких прав на территорию Республики Арцах Азербайджан не имеет. Не имеет и никаких прав на определение будущего статуса этой территории. О таких правах Азербайджан мог бы говорить, если бы придерживался взятых на себя международных обязательств. Тем более, что переговоры по урегулированию конфликта ведутся в рамках ОБСЕ, где и были приняты такие обязательства.

Коротко поясним сказанное. Конфликт вокруг Нагорного Карабаха вошел в военную фазу после ликвидации СССР и его Конституции. СССР, как субъект международного права,  прекратил существование 26 декабря 1991 года. Никаких правовых механизмов регуляции отношений на постсоветской территории в тот период не было. Бывшие республики СССР начали получать свое международное признание. Особо никто не торопился это делать. К примеру, Россия признала Азербайджан как независимое государство всего лишь 10 апреля 1992 г. Однако, в таком полупризнанном состоянии новые страны начали входить в Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ).

Странно как-то: в этом международном формате решения принимаются консенсусом. Как там оказались новые государства, признанные всего несколькими членами СБСЕ - остается загадкой. Но, видимо, роль сыграла именно конфликтная ситуация вокруг Нагорного Карабаха. СБСЕ подключилось к урегулированию азербайджано-карабахского конфликта одновременно со вступлением в него Армении и Азербайджана (Прага, 30 января 1992 г.). То есть, урегулирование конфликта было предусловием международного признания этих стран. Из действий СБСЕ это заметно со всей очевидностью.

30-31 января 1992 года Совет министров иностранных дел СБСЕ на парижской встрече принял решение направить своих докладчиков в зону Карабахского конфликта. В феврале 1992 года специальная миссия СБСЕ во главе с бывшим председателем Международной хельсинкской федерации, тогдашним главой кабинета президента Чехословакии Карелом Шварценбергом посетила Азербайджан, Армению и Нагорный Карабах. По итогам визита был составлен доклад, ставший предметом обсуждения на 7-ом и 8-ом заседаниях Комитета старших должностных лиц (КСДЛ) СБСЕ 27-28 февраля и 13-14 марта 1992 года. 28 февраля КСДЛ принял решение, важнейшими компонентами которого были: прекращение огня, создание гуманитарных коридоров и эмбарго на поставки вооружения в регион конфликта.

Здесь мы и приближаемся к главной теме данной статьи. С ноября 1991 года, когда внутренние войска СССР покинули Нагорный Карабах, Азербайджан уже держал Нагорный Карабах в блокаде и под артиллерийскими обстрелами. Начиная с 30 января 1992 года, Азербайджан обязан был прекратить вражеские действия, поскольку принял на себя международные обязательства в СБСЕ.

Согласно вписанным в Заключительный акт СБСЕ принципам, такими обязательствами, в частности, являются:

  • участники будут разрешать споры между ними мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность;
  • участники признают равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой.

Принятие таких обязательств на себя было ценой принятия Азербайджана в СБСЕ. Но эта страна не очень серьезно отнеслась к такому понятию, как международное обязательство в организации, которая регламентирует законность прав на территории, границы, самоопределение, статус и пр. Если бы отнеслась серьезно - не оказалась бы перед сегодняшней ситуацией. В этом смысле, можем констатировать следующее: уже в феврале 1992 года Азербайджан не сдержал взятые на себя обязательства, применив системы залпового огня "Град" против жителей Степанакерта - то есть, нарушил принципы Хельсинского заключительного акта. С этого момента Азербайджан начал масштабную агрессию, завершившуюся в 1994 году его поражением. Республика Арцах в нынешнем виде является прямым следствием агрессии Азербайджана.

Нельзя утверждать, что международное сообщество игнорировало этот факт. Подтверждением этому являются многие резолюции. К примеру, 11 марта 1999 г.  Европарламент принял резолюцию "О поддержании мирного процесса на Кавказе", в которой признавался тот факт, что "Нагорно-Карабахская автономная область провозгласила свою независимость после аналогичного провозглашения независимости бывшими советскими социалистическими республиками после распада СССР в сентябре 1991 года" (https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.C_.1999.175.01.0251.01.ENG).

Как видим, право Нагорного Карабаха распоряжаться своей судьбой признается без смущения. До этого, принимались резолюции, указывающие на враждебные действия Азербайджана против Армении и Нагорного Карабаха. Были и резолюции СБ ООН с требованием прекратить военные действия. В 1994 году со стороны СБСЕ был признан договор 12 мая о перемирии, подписанный вместе с другими сторонами конфликта властями нагорного Карабаха.

Остался "незамеченным" (точнее, официально не зафиксированным) только факт нарушения Азербайджаном своих международных обязательств, приведших к тяжелым последствиям для всех, в первую очередь, для него самого. Это позволило Азербайджану "качать права" перед всем миром. Привело и к тому, что Азербайджан во второй раз нарушил международное право в апреле 2016 года, не сдержав условия перемирия 12 мая 1994 года.

О каких правах может говорить страна, нарушившая принципы Хельсинского заключительного акта? И, о каком неуважении международного права со стороны Армении могут говорить где бы то ни было? Не нужно было Азербайджану начинать войну в обход принятых международных обязательств и проигрывать эту войну. Коли это было сделано - под сомнением оказались и права Азербайджана.

Участвующим в переговорах по урегулированию конфликта ответственным лицам Армении следует хорошо знать о правах и ответственности сторон конфликта. Следует хорошо знать и генеалогию нынешнего статус-кво. Это позволит им уйти от навязываемых нашей стране мнимых обязательств перед кем-либо в мире. С Азербайджаном и международным сообществом необходимо говорить лишь об ответственности Азербайджана перед народами региона. И больше ни о чем. Права свои надо беречь и не позволять никому посягать на них. Все остальное можно отрегулировать.

И не надо говорить о том, что "мир построен на национальных интересах", что "право это фикция", что "сила рождает право". Лучше подумать о том, что есть Сила и откуда она рождается? Тогда возможно будет понять, что "сила рождается из борьбы за признание своих прав". Только нужно поверить в свою правоту.

Это не поэзия, а простая логика мира политики.

 

Манвел Саркисян