09.04.2020

Аналитика

Смена власти или революция? В Армении так и нет ответа

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Спустя год после выборов в Национальное собрание Армении и назначения нового правительства, основные дискуссии, как и следовало ожидать, в стране идут по теме успехов или неудач новых властей Армении. Что правительство сумело демонополизировать экономическую деятельность, ликвидировать региональные кланы, значительно повысить поступления в бюджет, наладить строительство качественных дорог, расширить социальные программы и пр. - особо спорить не приходится. Однако, серьезные задачи остаются в совершенно иной сфере государственной жизни - сфере правового урегулирования важнейших проблем, где заметных продвижений не наблюдается. Именно это обстоятельство продолжает волновать общественность и вызывает актуальные дискуссии. Об этом стоит поговорить отдельно.

Обычно, дискуссия об имеющихся в 2018 году политических изменениях в Армении сводится к полемике "смена власти - революция". Многие считают, что если после смены политического режима в стране не проводится реформа политической системы, то ни о какой революции речь не может идти. С этим можно согласиться. Однако, есть и мнение о том, что в стране произошла не обычная смена власти, а был демонтирован специфический политический режим, сформировавшийся вне рамок Конституции. А именно, был ликвидирован антиконституционный политический порядок, подчинявший государственные институты организованной группировке. Речь идет о группировке, узурпировавшей систему государственного управления и навязавшей этим институтам свои правила деятельности.

С этой второй точкой зрения тоже нельзя не согласиться. Никто не может отрицать, что институт свободных выборов в Армении так и не был укоренен, и общество было лишено формировать органы государственного управления путем свободных выборов. А любая правящая элита, не сформированная путем таких выборов, считается антиконституционной. Таким же антиконституционным считается порядок управления государством. Соответственно, нет смысла отрицать, что в 2018 году усилиями массового движения был демонтирован именно такой порядок.

Возникает вопрос: если существовавший порядок (политический режим) был демонтирован, в каком состоянии оказалось государство? Такой вопрос позволяет объединить оба вышеуказанных мнения в полемике "смена власти - революция" в единую дискуссию по теме: в чем суть и смысл политико-правового урегулирования возникшей новой ситуации в стране? Ведь, должно быть ясным, что ликвидация одной системы управления не может быть не заменено на другую систему управления. В противном случае, упорядоченное функционирование государственной системы не может быть устойчивым.

Мнения о том, что новая система управления может самопроизвольно возникнуть и функционировать в полном соответствии с существующим законодательством, не совсем убедительно. Существующее законодательство в свое время перманентно развивалось в полном соответствии с функционирующим до 2018 года антиконституционным режимом. Кроме того, государственные институты свою деятельность регламентировали не нормами закона, а диктатом правящего звена. Законодательство было всего лишь призвано легализовать действия правящего звена. Стало быть, в результате демонтажа старых порядков государственные институты должны были остаться на "произвол судьбы".

Так оно и есть - на протяжении прошедших с 2018 года политических изменений единственным регулятором институтов государственного управления остается воля первого лица государства - премьера. На воле одного человека держатся и условия экономической деятельности. И в совсем необычном состоянии находятся общественные отношения. Освободившиеся от диктата "работодателей" и местных "феодалов" граждане остались без ориентиров не только в деле участия в общественно-политической жизни, но и в обыденной практике организации своей жизни.

Последнее обстоятельство в настоящий момент выражено в факте значительной атомизации и конфронтационности различных общественных групп. За прошедшие десятилетия правящий режим сумел укоренить в общественно-политической жизни свою мораль. Мораль это правила поведения, основанные на представлениях о добре и зле, хорошем и плохом, существующие в общественном сознании. Каковы были представления о таких правилах - знает каждый.

Ликвидация режима вовсе не означает быструю ликвидацию этой морали. Уход от активных позиций бывших "диктаторов" морали всего лишь размыл все существовавшие правила, но не привил новые. Это сильно дезориентировало людей, вызвав к жизни вечные споры о правильном и не правильном. Появление новых форм социального согласия невозможно без появления новых социальных норм. Ведь, социальные нормы это правила поведения, направленные на регулирование отношений людей вне сферы политической организации. Они подкреплены мерами социального воздействия. Сейчас такие нормы обрушены.

Что касается императива правового урегулирования проблем общегосударственного уровня, то в этой сфере мы имеем дело с тремя группами общественных отношений: собственность и экономические отношения; политические отношения; отношения по обеспечению правопорядка. Именно в этих сферах возникла наибольшая аморфность отношений, поскольку правила прежнего порядка полностью выведены из этих сфер. Некоторая степень стабильности и управляемости здесь сохраняется, как было сказано выше, фактором регуляции со стороны премьера. Но долго продолжаться это не может. Без правового урегулирования и разделения политической и экономической сфер, решить проблему разделения бизнеса и политики невозможно. Пока собственность не защищена законом и не признана со стороны общества, система государственного управления не может высвободиться от ее диктата.

Под правовым регулированием подразумевается процесс целенаправленного воздействия государства на общественные отношения при помощи специальных юридических средств и методов, которые направлены на их стабилизацию и упорядочивание. В каждой конкретной ситуации, в стране имеется конкретная цель такого урегулирования. О цели нынешнего момента в Армении уже сказано. Здесь важно иметь в виду то обстоятельство, что, в случае отказа от урегулирования или ее недостаточности, может возникнуть ситуация произвола в обществе, грозящая серьёзным нарушением правопорядка. Но и в случаях выхода практики правового урегулирования за рамки насущных потребностей, обычно возникает ситуация произвола уже со стороны самого государства.

От этой проблемы стране никуда не уйти: время лишь осложняет ее решение.

 

Манвел Саркисян

Армянский центр стратегических и национальных исследований (АЦСНИ)

РА, Ереван 0033, ул. Ерзнкяна 75

Тел.:

+374 10 528780 / 274818

Эл. почта:

info@acnis.am

Вебсайт:

www.acnis.am

 

Мнения авторов публикаций не всегда совпадают с позицией АЦСНИ.

При перепечатке ссылка на онлайн-журнал «ACNIS ReView: Взгляд из Еревана» обязательна.