24.03.2019

Аналитика

Чем озабочен Азербайджан, и в чем они достигли взаимопонимания с Арменией?

В течение всей прошедшей недели общественность Армении резко заострила свое внимание на Карабахской проблеме. Так уж получилось, что совпали два события. Сменился командующий Армии обороны Арцаха, и с интригующим заявлением выступил МИД Азербайджана. 18 декабря Э.Мамедъяров заявил: «считаю, что на последней встрече в Милане с моим армянским коллегой мы впервые за долгое время достигли взаимопонимания ... Мы будем обсуждать пути разрешения конфликта. Азербайджан сторонник мирного урегулирования конфликта».

Общественность и пресса Армении сразу же принялась искать очередные причины неожиданного "миролюбия" Азербайджана. Кругом замерещились призраки "сданных территорий" и "подрыва обороноспособности Арцаха". О том, что кое-что в "миролюбивом кличе" Азербайджана может быть связано с проблемами самого Азербайджана, мало кто задумывается. Мысль о том, что Азербайджану как воздух нужны любые (даже, формальные) переговоры с Арменией в прежнем формате, мало кого интересует. А зря - проблемы и беды своего противника тоже надо знать хорошо.

После апрельской войны 2016 года ключевой задачей Азербайджана была и остается восстановить переговорный процесс в том виде, в котором он был до войны. Реакция международного сообщества создала серьезные проблемы для этой страны. Во первых, все международные инстанции, вплоть до Генерального секретаря ООН, заявили, что политико-правовой базой для урегулирования проблемы Нагорного Карабаха являются подписанные в 1994-95 годах трехсторонние договора о прекращении огня. Попытки Азербайджана поставить в основу конфликта четыре резолюции Совета безопасности ООН от 1993 года окончательно провалились.

Во вторых, перед Азербайджаном возникла проблема выведения из дипломатического обихода венских договоренностей (а на деле - требования) от16 мая 2016 года об установлении механизмов контроля на линии соприкосновения войск. Предложенная тогда госсекретарем США эта идея имела намного больший смысл, чем обычное техническое мероприятие. По сути дела, это было предложение ввести в дипломатический обиход аспект ответственности за нарушение режима прекращения огня. Соответственно, за нарушение этого режима нарушившая сторона могла подпасть под наказание. С учетом того, что в политике Азербайджана долгие годы практиковалась так называемая "военная дипломатия" - целенаправленное убийство армянских солдат в период проведения очередных актов переговоров, появление идеи о необходимости наказания за подобные действия (аспект ответственности) не только подорвало бы основы "военной дипломатии" Азербайджана, но и, окончательно лишило бы эту страну права на применение оружия.

Неслучайно, министр иностранных дел Э.Мамедъяров подвергся резкой критике и даже подпал под требования уйти в отставку. Многие компетентные деятели в Азербайджане оценили венские договоренности как провал "карабахской дипломатии" Азербайджана. Отныне военная активность Азербайджана начала работать против этой страны. Это обстоятельство прекрасно осознали и официальные лица Азербайджана. И, не случайно, что на протяжении двух лет они сконцентрировали все свои усилия на том, чтобы вывести  из дипломатического обихода венские договоренности. Этого можно было достичь лишь при одном условии: отказаться от таких требований должна была Армения. 

На каком-то этапе Азербайджану удалось достичь своей цели - бывший президент Армении С.Саргсян "незаметно подзабыл" венские договоренности (явно, под нажимом России). Даже российские политологи начали задаваться вопросом: с чего это Саргсян сделал такую услугу своему азербайджанскому коллеге? Язык азербайджанских официальных лиц удлинился. Они начали заявлять, что вообще не было таких договоренностей, и надо переходить к субстантивным переговорам. Казалось, Азербайджану удалось вернуть логику переговорного процесса к периоду до апрельской войны. Но ситуация резко изменилась в результате смены власти в Армении в апреле-мае с.г.

Новый премьер Армении Н.Пашинян выдвинул новые условия для восстановления переговоров. Он заявил, что в переговорах будет говорить от имени Армении, а от имени Нагорного Карабаха должно говорить руководство последнего. В дипломатический обиход вошло третье неприемлемое для Азербайджана условие. Вернуть логику переговорного процесса к периоду до апрельской войны стало просто невозможным делом. Осталось только немного прикусить язык, попытаться уговорить новые власти Армении не вспоминать о Венских договоренностях и не отказываться от формальных пустых переговоров. Главное - чтобы об участии Нагорного Карабаха не говорилось. Со своей стороны, Азербайджан готов слишком громко не говорить о "готовности решить вопрос силой".

Судя по пояснениям Н.Пашиняна, по этой ситуации действительно достигнуто взаимопонимание. 19 декабря, обратившись к теме достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге договоренностей, Н.Пашинян отметил, что вся проблема заключается в том, что Азербайджан с самого начала утверждал, что подобных договоренностей и вовсе нет. А в самом переговорном процессе никаких изменений и новостей нет.

Как говорится: И волки сыты - и овцы целы.

 

Манвел Саркисян

Ռազմավարական եւ ազգային հետազոտությունների հայկական կենտրոն

ՀՀ, Երևան 0033, Երզնկյան 75

Հեռ.՝

+374 10 528780 / 274818

Էլ. փոստ՝

info@acnis.am

Վեբկայք՝

www.acnis.am