13.12.2019

Свободная Платформа

Еще раз об армяно-российских отношениях

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

До начала "бархатной революции" в Армении отношения между Арменией и Россией были строго вертикальными. Россия говорила "надо", Армения говорила "есть!". Все три президента Армении придерживались этой доктрине и никакого инакомыслия не допускалось. Армянскому обществу внушалась одна и та же мысль − мы маленькая страна, маленький народ и любое наше противление Турции, России и другим супердержавам равносильно гибели народа и смерти нашего государства.  Важнейшая победа армянского народа в карабахской войне начала девяностых годов прошлого столетия для руководства уже независимой Армении, начиная с первого президента страны, воспринималась как смертельный страх перед супердержавами − что они скажут и что они подумают по этому вопросу? Соответственно, отношения с Россией, Европой и США выстраивались в этом ключе. Дело дошло до того, что в дальнейшем любые вопросы, связанные с нашим регионом, в котором участвовала Армения, решались не у нас в стране. Все к этому привыкли.

После смены власти в Армении в мае этого года премьер-министр неоднократно заявлял, что в отношениях с Россией никаких изменений быть не должно и не будет. При этом он решил поставить на новые рельсы внешнюю политику Армении не только с Россией, но и с другими странами. Многочисленные российские СМИ и "эксперты" не устают извещать, что Армения "на деньги Сороса" отвернулась от России и повернула свой взор на Запад. Но хоть кто-нибудь из этих экспертов проанализировал, что им сказал премьер, когда был в Европе? Попросил ли он в Европе денег (или когда была Меркель в Армении, у Германии), как это делают все постсоветские страны? Во время последней встречи с президентом России Пашинян высказал идею укрепления армяно-российских отношений на принципиально новой основе взаимного уважения национальных интересов двух стран и невмешательства во внутренние дела. Это отнюдь не антироссийская политика, а отражение суверенитета Армении. Ведь Лукашенко и Назарбаев этим правом всегда пользуются.

Естественно, что для адаптации к таким отношениям между Арменией и Россией необходимо время. Политолог Сергей Маркедонов заявляет, что до того как стать премьер-министром, Никол Пашинян был критически настроен в отношении политики России, проектов евразийской интеграции,  но после того как стал премьером, стал заявлять, что готов развивать отношения с Москвой и сохранять приверженность прежним договоренностям. Фактически Москву беспокоит диаметральная перемена взглядов Пашиняна. Но это естественно. Даже президенты ведущих европейских стран и США в предвыборной гонке говорят одно, а когда сталкиваются с реальностью, видят мир совсем в другом свете. Когда Лавров открыто заявил, что они хотят объяснений от Никола Пашиняна, имелось в виду более детальное ознакомление Москвы с проводимой премьером внутренней и внешней политикой.

 Как говорят ведущие политологи в Ереване, для развития армяно-российских отношений на принципиально новой платформе, нужно определенное время для адаптации. Эту позицию подтверждает и Маркедонов: «Может действительно все будет замечательно, и Москва и Ереван будут развивать отношения, однако стадия притирки и проверки должна быть. Пришли новые люди, им надо установить рабочие контакты  с российским коллегами, это нормальный рутинный процесс». Кстати, по поводу армяно-российских отношений после встречи Пашиняна с Путиным в Москве не видно комментариев Станислава Тарасова. Что бы это значило?

Сейчас, к сожалению, бывшая правящая элита Армении всеми доступными способами, используя свои финансовые возможности как в Армении, так и в  политических кругах и СМИ России, пытается доказать, что Пашинян враг России, и только они могут гарантировать Москве свою лояльность и преданность. Пусть Москва выбирает. Когда сознательно вбивается клин  в дружественные отношения народов России и Армении иначе как предательством это назвать нельзя. 

Для ускорения "процесса притирки" необходима активная работа российского посольства в Армении, где на протяжении последних 20 лет это посольство работало сугубо с руководством нашей страны и не пыталось услышать и понять голос народа. К сожалению, во многом это способствовало нарастанию антироссийских настроений в Армении.  То же самое необходимо сказать и в отношении армянского посольства в Москве, где посол, в отличие от азербайджанского посла Полада Бюльбюль-оглы,  практически ничего не делал. Отличительной чертой бархатной революции в Армении было то, что она не была направлена против кого бы то ни было, а имела сугубо внутренний характер. Народ устал от коррупции и никаких других политических лозунгов не было. Это сразу поняли и в российском руководстве, и на Западе. Так что изменений во внешнеполитической деятельности не произошло и, как неоднократно заявлял Пашинян, мы остаемся и привержены в дальнейшем к российско-армянским стратегическим отношениям. Эти слова подтверждаются делом. Армения, например, совместно с Россией посылает в Сирию гуманитарную помощь в лице наших военных медиков и саперов для оказания помощи армянской диаспоре в Сирии. Причем этот шаг с пониманием воспринимается в США.

Естественно, что для усиления диалога между Арменией и Россией и для разъяснения россиянам наших целей и задач нужна активная деятельность армянского внешнеполитического ведомства. Нужна полная кадровая замена не только в посольстве Армении в России, но и во всех других значимых государствах. Нужна замена их высококвалифицированными кадрами профессионалов-дипломатов, которые ничего общего не имеют с прежними кадрами при руководстве Саргсяна и Налбандяна. В этом вопросе Николу Пашиняну могут помочь и другие партии и общественные организации, которые до этого не взаимодействовали с прежними властями. Понятно, что премьер хочет иметь свою команду. Но его разделение на белых и черных в кадровой политике ни к чему хорошему не приведет, тем более в вопросе внешнеполитической деятельности государства. А такие кадры есть. Тогда и Москва, и Ереван от этого только выиграют.

Карапет Каленчян