23.01.2020

Свободная Платформа

Люди начали думать, анализировать и критиковать

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Результаты исследования организации International Alert «Видение мира: Анализ взглядов на нагорно-карабахский конфликт» являются многослойными и порождающими различные размышления, но я хотел бы привлечь внимание наших участников дискуссии к нескольким важным вопросам.

 

Люди стали критически мыслить

Как подчеркнули наши эксперты, во всех три сообществах в зоне конфликта наблюдается четкая тенденция. Она в следующем: люди начали критически осмысливать конфликт и его последствия. Разумеется, во мнениях респондентов все еще невооруженным взглядом заметны результаты и последствия государственной пропаганды, но эффективность государственной пропаганды постепенно уменьшается, так как большинство людей не согласны со стереотипами и лозунгами этой пропаганды.

Так, наш коллега, азербайджанский эксперт Шахин Рзаев был приятно удивлен искренними ответами на вопрос о том, готовы ли беженцы вернуться в свои регионы в случае мира в Карабахе. Часто мы слышим такой ответ в государственных и даже независимых СМИ: «Да, конечно, все как один вернемся». Вероятно, респонденты предполагали, что сказанное ими будут читать и на другой стороне фронта, и если они ответят: «Дайте подумать, ведь тридцать лет прошло, и мы здесь обосновались, как же нам все это оставить?», - то это будет не так уж патриотично. Более того, накликают беду на свои головы. «Мне кажется, что сомнения людей оправданы, - пишет он, - люди боятся авторитарного решения о переселении. Переселять будут самых слабых и самых бедных, и это породит столкновения между вынужденными переселенцами. Кроме того, это станет новым источником дохода для коррумпированных чиновников».

Примечательно и то, что он и другой азербайджанский эксперт Анар Эюбов также отметили другой важный факт: некоторые респонденты осознают отрицательную роль пропаганды, и наших экспертов особенно обрадовало негативное отношение к школьным учебникам и пропаганде. Люди стали критически мыслить, перестали верить «газете или телевизору», даже если это «наш телевизор», - отмечают они.

Почему я особенно подчеркиваю мнения азербайджанских экспертов? Потому что в Арцахе и в Армении нас - отдельных лиц и организаций, вовлеченных в миротворчество - критикуют за наши односторонние усилия, утверждая, что в Азербайджане ничего не меняется. Это исследование показывает, что нет никакой статической ситуации нигде, в том числе и в Азербайджане.

Исследование также показало интересный факт, о котором говорили наши эксперты, особенно наш абхазский коллега Арда Инал-Ипа. Пограничное население более лояльно высказывается о власти, особенно в Азербайджане. В столицах и в отдаленных районах вдали от линии соприкосновения часто можно услышать гневные заявления, адресованные их собственному правительству (очень мало в Нагорном Карабахе), при том, если в Армении критика была больше связана с коррупцией, растратой бюджетных средтсв и неэффективным управлением, то некоторые азербайджанские респонденты фактически говорили о наличии пограничных инструментов обострения ситуации на линии соприкосновения; отметив, что нестабильность на границах иногда искусственно провоцируется властями.

Что касается лояльности этого слоя населения к властям, я считаю, что одна сторона медали в том, что они менее защищены (например, полицейский в столице и полицейский в приграничной деревне с несколькими крестьянами в глазах жителей деревни имеют совершенно разный вес). Другая сторона медали заключается в следующем: им нужна дополнительная помощь и поддержка со стороны властей, и поэтому они более благодарны им.

 

Люди смирились с конфликтом

Как отмечает наш грузинский эксперт Джана Джавахишвили, у респондентов наблюдается интересная тенденция: конфликт стал их обычным способом существования: жизнь в конфликте или с конфликтом. Это сраслось с их идентичностью, поэтому они не могут представить себя вне конфликта и без конфликта. Исходя из этого, отсутствие конфликта и его ликвидация приводят к кризису идентичности, и вполне возможно, что те, чья индентичность срослась с конфликтом, могут быть против его урегулирования.

Некоторым данное суждение кажется сильно противоречивым, но я лично могу в целом его разделять и в качестве поддержки рассказать один карабахский анекдот (иногда анекдоты лучше описывают ситуацию).

-Посредники отчаянно представляют последний пакет предложений, согласно которому народ Арцаха должен быть переселен в Австралию, создавая для них все необходимые условия.

 «А могилы наших предков?», - возмущенно спрашивает Арцаховец.

- Перенесем при помощи современных технологий и научных методов, не беспокойтесь!

- А наши церкви?

-Каждый камень промаркируем, перенесем и построим с той же точностью, не волнуйтесь.

-А наша шелковица?

- Заберем саженцы и будем растить там, не волнуйтесь.

Арцаховец задает последний вопрос:

-А наши турки?

 

Мы обязаны нашему пограничному населению

В своих анализах наши эксперты говорят о большой несправедливости, которая допускается по отношению к этому уязвимому населению. При этом, в этом смысле аналогичная ситуация создалась во всех сторонах конфликта. Как отмечает абхазский коллега Арда Инал-Ипан, эти люди стали заложниками конфликта, они стали эффективным и доступным способом укрепления границ, что позволяет большинству населения в центральных регионах чувствовать себя относительно безопасно (мирная жизнь уже достигнута, а то, что происходит, происходит на границах).

Наш другой абхазский эксперт Лиана Кварчелия также сделала следующий вывод из опросов: столицы относятся к пожилым людям в качестве буфера, который должен укрепляться только военными. Приграничные районы, находящиеся за пределами военных потребностей, не находятся в центре внимания властей и жителей столиц. Важно обратить внимание на поддержку пограничного населения, создание условий для экономического развития приграничных регионов и поощрение инициатив «снизу вверх». Также необходимо проводить работы в столицах, чтобы преодолеть потребительское отношение к пограничному населению.

 

Кому нужно это исследование?

Как во время опросов, так и во время первых обсуждений нас спрашивали: а кому нужно данное исследование? Вопрос не имел презрительных оттенков, люди просто хотели понять перспективы его применения на практике.

Посмотрите, как Шахин Рзаев отвечает на этот вопрос: «Что делать с этим анализом ответов? Должны ли политические деятели, проводящие мирные переговоры, знать реальную картину? Боюсь, что не очень. В этом случае, для чего была выполнена эта большая работа? Может прозвучит громогласно, но мой ответ следующий: для истории, для будущих поколений. Кто-нибудь когда-нибудь напишет хронику карабахского конфликта и его мирного урегулирования, и тогда эта работа займет свое достойное место».

Но только ради истории?

Я думаю, впрочем, оно должно понадобиться власти, общественности и, конечно же, посредникам. Для последних я хотел бы привести следующий пример: некоторое время назад армянское общество активно обсуждало заявление бывшего посла США в Армении Ричарда Милса, когда он покидал свой пост. Люди очень критично отнеслись к этому заявлению. Между тем посол просто констатировал реальность: армянское общество категорически против возвращения территорий. По-видимому, прежние власти Армении предоставляли посредникам совершенно другую картину. Так что, реальная картина всегда предпочтительнее. Эта картина может быть не такой приятной, но без нее будет трудно найти реальные способы разрешения конфликта.

 

Время не лечит

Стороны конфликта любят говорить, что время работает в их пользу. У каждой стороны есть свои аргументы. Существует также оптимистичный взгляд на то, что время смягчит боль, и люди будут более склонны к диалогу. Однако наш азербайджанский эксперт Анар Эюбов не разделяет этого мнения: «Говорят, время лечит. На мой взгляд, на индивидуальном уровне или в коллективном восприятии это не совсем так. Время само сабой не лечит. Оно дает возможность проделать ряд целенаправленных действий для постепенного восстановления. Но вот бездействие лишь усиливает отчаяние и радикальные настроения».

 

Вместо заключения

Думаю, что результаты исследования лучше всего обобщены армянским экспертом Микаэлом Золяном. Вот что он пишет:

«И так, как обычно говорят в кино, есть две новости: одна хорошая, другая плохая. Исследование показывает, что на протяжении десятилетий произошла нормализация конфликта, то есть люди начали воспринимать его как бесспорную реальность, как часть той реальности, которая не может быть изменена.Но есть и хорошая новость: исследование показывает, что с помощью правильных вопросов можно стимулировать критический анализ конфликта. Другими словами, правильная стратегия работы с обществом может помочь общественности начать оспаривать конфликт, то есть, от понимания конфликта как самоочевидного явления, до критического анализа конфликта и поиска его решения».

 

Гегам Багдасарян