23.08.2019

Аналитика

Политическая система Армении беззащитна от посторонних воздействий

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Созванный премьером Армении Николом Пашиняном митинг в Степанакерте внес некоторую определенность во внутриполитической ситуации в Арцахе. Пашинян дал понять, что гарантом свободных выборов в 2020 году станет Армения. При этом, он вполне отчетливо намекнул на то, что недопустимы никакие силовые методы борьбы. Это не могло не отразиться на продолжающейся политической "эпопее" отставного генерала Самвела Бабаяна в Арцахе. И до этого, генерал не очень надеялся на то, что сможет добиться проведения референдума по внесению поправок в Конституцию. Из его последних заявлений было заметно, что ставка уже делается на выборы в органы местного самоуправления и последующие парламентские выборы. С этой целью была актуализована идея отставки действующего президента Бако Саакяна. Бабаян представил свою программу в следующем виде: будут митинги для предварительного отстранения незаконной власти из органов государственного управления и проведения законных выборов. В свою очередь, действующий президент Бако Саакян выступил с заявлением, где дал понять, что без лишнего шума призовет к закону тех, кто изберет незаконный путь. А тут, премьер Пашинян дал понять, кто "в доме хозяин", и что кому позволено.

Как будет развиваться это противостояние, покажет время. Но в данной статье нас интересует иной, более широкий аспект сложившейся ситуации. Обе стороны, и Бабаян, и Саакян обвиняют друг друга в посягательстве на устои конституционного строя. Каждый, по-своему прав в собственных оценках - правовые манипуляции с личными политическими намерениями в 2017 сделал Саакян, а в настоящий момент пытается сделать Бабаян. При этом, обе стороны указывают на соответствие своих действий букве закона. В этом и вся сложность ситуации, поскольку именно несовершенство законодательства, скорее всего, правовая неразбериха принятых за четверть столетия государственно-правовых актов Республики Армения и Республики Арцах, периодически подводят страну под кризисные ситуации. Каждый раз эта правовая неразбериха позволяла реализовываться сомнительным политическим программам тех или иных деятелей, претендующих на власть.

Примером может быть период 1996-98 годов. Сохранивший по итогам спорных выборов 1996 года за собой пост президента Левон Тер-Петросян назначил премьером Армена Саркисяна, надеясь на то, что эта новая фигура во властном эшелоне поможет ему удержать пошатнувшуюся власть. Однако, военная верхушка не признала "чужеродную фигуру" и вынудила его покинуть пост премьера. Пост премьера Армении занял президент Нагорного Карабаха Роберт Кочарян, а Тер-Петросян вскоре подал в отставку.

На 16 марта 1998 года были назначены президентские выборы в Армении. Роберт Кочарян выставил свою кандидатуру, что вызвало волну протеста оппозиции. Ему вменялось обвинение в нарушении Конституции, запрещающей деятелям, не имеющим гражданства Армении, баллотироваться на пост президента. Сторонники Кочаряна тогда оправдывали право Кочаряна баллотироваться на пост президента решением совместной сессии Верховного совета Армении и Национального совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1990 года. Согласно этому решению, Нагорный Карабах является частью Армении. Данное положение зафиксировано в Декларации о независимости Армении 1990 года.

Противники Р. Кочаряна апеллировали к двум другим фактам. А именно: Нагорный Карабах 2 сентября 1991 года сформировал собственную республику (НКР), которая по итогам референдума 10 декабря 1991 года объявила свою независимость (Декларацию о независимости НКР принял первый Верховный совет НКР 6 января 1992 года). И, второе: референдум о независимости Армении проводился в сентябре 1991 года на территории бывшей Советской Армении. То есть, за Кочаряном не признавалось право быть гражданином Армении. Ни избирать, ни быть избранными население НКР в выборах Республики Армении права не имели. То обстоятельство, что Армения не признала независимость НКР, еще больше углубляло правовую неразбериху армянской государственности. В итоге, по итогам прошедшего 30 марта второго тура президентских выборов, Р. Кочарян стал президентом Армении. Это был первый этап обрушения политической системы Армении. После теракта 27 октября 1999 года в парламенте Армении это обрушение обрело окончательный вид. В стране установился олигархический режим.

В политико-правовой модели Республики Армения ничего не изменилось до сих пор. Споры о месте НКР в этой системе не прекращаются. Население НКР имеет паспорта Армении, но лишено права на участие в выборах на территории Республики Армения. Территория НКР закреплена принятой в 2006 году Конституцией НКР. На этой территории проводятся выборы президента, парламента и местных органов власти, в которой участвуют исключительно прописанные в НКР граждане. Лицам, не имеющим определенный ценз постоянного проживания, не дается права на выдвижение своей кандидатуры в общегосударственных выборах.

Однако, правовая неразбериха не перестает сохранять возможности для очередных манипуляций и посторонних воздействий на политическую систему двух армянских республик. Ослабление устоев действующей власти в НКР в результате бархатной революции в Армении вновь создало условия для постороннего посягательства на политико-правовую систему. Как и раньше, правовой базой для реализации цели получения права на выдвижение кандидатуры на пост президента НКР является решение совместной сессии Верховного совета Армении и Национального совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1990 года. В политико-правовой обиход предлагается внести положение о праве граждан Армении выдвигать свою кандидатуру на выборные должности в Арцахе. Все остальное в законодательстве Армении и НКР не затрагивается. В условиях, когда значительная часть населения Арцаха имеет резко отрицательное отношение к действующим властям, людей пока что мало интересует деструктивный смысл такого предложения.

Но, что на самом деле это может означать? Может означать лишь то, что степень беззащитности политической системы Армении и НКР повышается еще на одну ступень. Никаких механизмов ограждения политической системы от внешнего воздействия не остается. Любая сила, желающая установить свой диктат над системой государственного управления, может получить правовую лазейку в случае, если предлагаемая Самвелом Бабаяном идея о внесении этого изменения в Конституцию НКР будет осуществлена. Не трудно представить, какие политические авантюры можно планировать в таких условиях.

Политический класс Армении всегда пренебрежительно относился к понятию право. Политико-правовые акты принимались из соображений целесообразности момента. В итоге, эти акты превратились в механизм многоплановых махинаций дельцов от политики. Это будет продолжаться до тех пор, пока не будет осуществлен серьезный пересмотр основополагающих государственных актов.

 

Манвел Саркисян